Бытие

i
1
И услышал Иаков слова сыновей Лавана, которые говорили: «Иаков завладел всем, что было у отца нашего, и из имения отца нашего составил все богатство это».
2
И увидел Иаков лицо Лавана, и вот, оно не таково к нему, как было вчера и третьего дня.
3
И сказал Господь Иакову: «Возвратись в землю отцов твоих и на родину твою, и Я буду с тобою».
4
И послал Иаков, и призвал Рахиль и Лию в поле, к [стаду] мелкого скота своего,
5
и сказал им: «Я вижу лицо отца вашего, что оно ко мне не таково, как было вчера и третьего дня, но Бог отца моего был со мною;
6
вы сами знаете, что я всеми силами служил отцу вашему,
7
а отец ваш обманывал меня и раз десять переменил награду мою, но Бог не попустил ему сделать мне зло.
8
Когда сказал он, что [скот] с крапинами будет тебе в награду, то скот весь родил с крапинами. А когда он сказал: „Пестрые будут тебе в награду“, то скот весь и родил пестрых.
9
И отнял Бог весь скот у отца вашего и дал его мне.
10
Однажды в такое время, когда скот зачинает, я взглянул и увидел во сне: и вот козлы и овны, поднявшиеся на скот, на коз и овец, пестрые, с крапинами и пятнами.
11
Ангел Божий сказал мне во сне: „Иаков!“ Я сказал: „Вот я“.
12
Он сказал: „Возведи очи твои и посмотри: все козлы и овны, поднявшиеся на скот, на коз и овец, пестрые, с крапинами и с пятнами, ибо Я вижу все, что Лаван делает с тобою.
13
Я Бог, явившийся тебе в Вефиле, где ты возлил елей на памятник и где ты дал Мне обет. Теперь встань, выйди из земли этой и возвратись в землю родины твоей, и Я буду с тобою“».
14
Рахиль и Лия сказали ему в ответ: «Есть ли еще нам доля и наследство в доме отца нашего?
15
Не за чужих ли он нас почитает? Ибо он продал нас и съел даже серебро наше.
16
Поэтому все имение и богатство, которое Бог отнял у отца нашего, есть наше и детей наших. Итак, делай все, что Бог сказал тебе».
17
И встал Иаков, и посадил детей своих и жен своих на верблюдов,
18
и взял с собою весь скот свой и все богатство свое, которое приобрел, скот собственный его, который он приобрел в Месопотамии, и все свое, чтобы идти к Исааку, отцу своему, в землю ханаанскую.
19
И как Лаван пошел стричь скот свой, то Рахиль похитила идолов, которые были у отца ее.
20
Иаков же похитил сердце у Лавана арамеянина, потому что не известил его, что удаляется.
21
И ушел со всем, что у него было. И, встав, перешел реку и направился к горе Галаад.
22
На третий день сказали Лавану арамеянину, что Иаков ушел.
23
Тогда он взял с собою сыновей и родственников своих и гнался за ним семь дней, и догнал его на горе Галаад.
24
И пришел Бог к Лавану арамеянину ночью во сне и сказал ему: «Берегись, не говори Иакову ни доброго, ни худого».
25
И догнал Лаван Иакова. Иаков же поставил шатер свой на горе, и Лаван со сродниками своими поставил на горе Галаад.
26
И сказал Лаван Иакову: «Что ты сделал? Для чего ты обманул меня и увел дочерей моих, как плененных оружием?
27
Зачем ты убежал тайно, и укрылся от меня, и не сказал мне? Я отпустил бы тебя с веселием и с песнями, с тимпаном и с гуслями;
28
ты не позволил мне даже поцеловать внуков моих и дочерей моих. Безрассудно ты сделал.
29
Есть в руке моей сила сделать вам зло. Но Бог отца вашего вчера говорил ко мне и сказал: „Берегись, не говори Иакову ни хорошего, ни худого“.
30
Но пусть бы ты ушел, потому что ты нетерпеливо захотел быть в доме отца твоего. Зачем ты украл богов моих?»
31
Иаков отвечал Лавану и сказал: «Я боялся, ибо я думал, не отнял бы ты у меня дочерей своих и всего моего».
32
И сказал Иаков: «У кого найдешь богов твоих, тот не будет жив; при родственниках наших узнавай, что есть твоего у меня, и возьми себе». Но он ничего у него не узнал>Иаков не знал, что Рахиль, жена его, украла их.
33
И ходил Лаван в шатер Иакова и в шатер Лии, и в шатер двух рабынь, и обыскивал, но не нашел. И, выйдя из шатра Лии, вошел в шатер Рахили.
34
Рахиль же взяла идолов и положила их под верблюжье седло, и села на них. И обыскал Лаван весь шатер, но не нашел.
35
Она же сказала отцу своему: «Да не прогневается господин мой, что я не могу встать пред тобою, ибо у меня обыкновенное женское». И Лаван искал во всем шатре, но не нашел идолов.
36
Иаков рассердился и вступил в спор с Лаваном. И начал Иаков говорить и сказал Лавану: «Какая вина моя, какой грех мой, что ты преследуешь меня?
37
Ты осмотрел у меня все вещи в доме моем, что нашел ты из всех вещей твоего дома? Покажи здесь пред родственниками моими и пред родственниками твоими, пусть они рассудят между нами обоими.
38
Вот двадцать лет я [был] у тебя, овцы твои и козы твои не выкидывали, овнов стада твоего я не ел,
39
растерзанного зверем я не приносил к тебе, это был мой убыток; ты с меня взыскивал, днем ли что пропадало, ночью ли пропадало.
40
Я томился днем от жары, а ночью от стужи, и сон мой убегал от глаз моих.
41
Таковы мои двадцать лет в доме твоем. Я служил тебе четырнадцать лет за двух дочерей твоих и шесть лет за скот твой, а ты десять раз менял награду мою.
42
Если бы не был со мною Бог отца моего, Бог Авраама и Страх Исаака, ты бы теперь отпустил меня ни с чем. Бог увидел бедствие мое и труд рук моих и вступился [за меня] вчера».
43
И отвечал Лаван и сказал Иакову: «Дочери – мои дочери, дети – мои дети; скот – мой скот, и все, что ты видишь, это мое, могу ли я что сделать теперь с дочерьми моими и с детьми их, которые рождены ими?
44
Теперь заключим союз – я и ты, и это будет свидетельством между мною и тобою». При этом Иаков сказал ему: «Вот, с нами нет никого; смотри, Бог – свидетель между мною и тобою».
45
И взял Иаков камень, и поставил его памятником.
46
И сказал Иаков родственникам своим: «Наберите камней». Они взяли камни, и сделали холм, и ели, и пили там на холме. И сказал ему Лаван: «Холм этот – свидетель сегодня между мною и тобою».
47
И назвал его Лаван Иегар-Сагадуфа, а Иаков назвал его Галаадом.
48
И сказал Лаван Иакову: «Сегодня этот холм и памятник, который я поставил, между мною и тобою свидетель». Поэтому и наречено ему имя Галаад,
49
[также] – Мицпа, потому, что Лаван сказал: «Да надзирает Господь надо мною и над тобою, когда мы скроемся друг от друга.
50
Если ты будешь худо поступать с дочерьми моими или если возьмешь жен сверх дочерей моих, то, хотя нет человека между нами, который бы видел, смотри, Бог – свидетель между мною и между тобою».
51
И сказал Лаван Иакову: «Вот холм этот и вот памятник, который я поставил между мною и тобою.
52
Этот холм – свидетель, и этот памятник – свидетель, что ни я не перейду к тебе за этот холм, ни ты не перейдешь ко мне за этот холм и за этот памятник для зла.
53
Бог Авраама и Бог Нахора да судит между нами, Бог отца их». Иаков поклялся Страхом отца своего Исаака.
54
И заколол Иаков жертву на горе, и позвал родственников своих есть хлеб, и они ели хлеб, и пили, и ночевали на горе.
55
И встал Лаван рано утром, и поцеловал внуков своих и дочерей своих, и благословил их. И пошел, и возвратился Лаван в свое место.
Комментарии к стихам

ВВЕДЕНИЕ

Еврейское название книги Бытие - "Берешит" ("В начале"). Собственно названием выступает первое слово книги. Русское название "Бытие" представляет собой перевод греческого названия этой книги по Септуагинте (древнегреческому переводу Ветхого Завета, осуществленному в III в. до Р.Х.) и означает "Происхождение". Бытие - это книга о том, что начало быть. Книга рассказывает о происхождении неба и земли, о сотворении человека и о его грехопадении, о Божием обетовании Спасителя и о завете Бога с человеком.

Автор

Первая книга Библии - Бытие - не содержит упоминаний об авторе. Однако принято считать, что Бытие, как и все Пятикнижие (книги Бытие, Исход, Левит, Числа и Второзаконие), написано Моисеем. Основанием для этого является, во-первых, еврейская духовная традиция, которая всегда признавала (и признает) авторство за Моисеем. Христианство также согласно с тем, что автором является Моисей. Сомнения относительно автора книги Бытие (как и времени написания этой книги) были выдвинуты негативной критикой уже в новое время. При этом критики не могут сойтись во мнениях относительно автора, и утверждения их носят спекулятивный характер, поскольку лишены обоснования и строятся исключительно на субъективном и формальном подходе к тексту. Более того, при таком подходе абсолютно игнорируется главная отличительная особенность книги Бытие - ее богодухновенность и богодухновенность автора.

Автором книги Бытие был человек, который не только получил величайшие откровения Божий, но и оказался способным принять эти откровения, понять их и изложить таким образом, чтобы они были доступны и его современникам, и отдаленным потомкам. Автор книги Бытие смог соединить традицию личного откровения Бога человеку, которая отражена в линии Авраам - Исаак - Иаков, с идеей Всевышнего - Творца неба и земли, и всего, что наполняет их.

Тот, кто написал эту книгу, должен был иметь личное общение с живым Богом и в то же время обладать мышлением, обращенным не к субъективным переживаниям, а к глобальным, общечеловеческим проблемам бытия, далеко выходящим за рамки личного и национального. И таким человеком мог быть только Моисей. По воле Божией, именно он, единственный, оказался средоточием египетского научного знания и еврейской богооткровенной духовности. Богатейший фактографический (исторический, географический, этнографический и т.д.) материал, имеющийся в книге Бытие, ее литературная форма и художественные приемы прямо и косвенно свидетельствуют не только о высочайшей образованности ее автора, но и указывают на египетское происхождение этого образования. По свидетельству античных писателей - Страбона, Аристотеля, Платона, - Египет в древности выполнял функции всемирного архивариуса и историографа. И богатейший материал, веками сберегаемый и накапливаемый египетскими жрецами, по воле Всевышнего, был предоставлен Моисею - приемному сыну дочери фараона. Кроме Моисея, такая возможность - ознакомиться с "мудростью египетской" - была только у Иосифа. Но Библия нигде не говорит о том, что Иосиф, в отличие от Моисея, этой возможностью воспользовался (Деян. 7,22).

Египет воспитал в Моисее мыслителя. Еврейская духовная традиция привила ему знание о Едином Боге, и однажды в пустыне, после бегства из Египта, знание о Боге превратилось для Моисея в знание Бога как Единого Сущего (Исх. 3,14).

Этот момент - голос Бога, произнесший из горящего куста: "Я есмь Сущий" (Исх. 3,14), - является центральным в Пятикнижии, объединяя его книги в единое целое и указывая на Моисея как на автора.

В Исх. 3,6 Бог впервые называет Себя этим именем, Моисей же сумел понять, что Иегова - это Бог откровения. И это свое понимание он последовательно выразил в книге Бытие: все случаи употребления там имени Божия - Иегова так или иначе указывают на взаимоотношения Бога и человека.

Не менее важным аргументом в пользу того, что книгу Бытие написал Моисей, и сделал он это в первые годы исхода из Египта, является то обстоятельство, что эта книга содержит изначальную историю народа Израилева и его завета с Богом - наследование земли обетованной. Книга Исход свидетельствует, что евреи ушли из Египта жалкими беженцами с психологией рабов; память о Едином Боге сохраняли только единицы, а основная масса народа готова была отречься и от Моисея, и от Бога, Который через Моисея вел их и говорил к ним. Они уже не помнили Бога, Который привел их в Египет, и готовы были променять Его на золотого тельца, а землю обетованную - на египетские котлы с мясом. Чтение книги Бытие в скинии собрания (наряду с чтением закона) открывало евреям глаза на то, кто они, откуда и куда идут. А откровение о Едином Боге - Творце и Владыке неба и земли - вселяло веру в то, что Всевышний, создавший всю землю, - Всесильный и Он выполнит Свой завет с отцом их, Авраамом, и даст им обещанную часть созданной Им земли. Без книги Бытие евреи никогда не вышли бы из Синайской пустыни народом Израилевым.

Время и обстоятельства написания

Временем написания книги Бытие скорее всего является период между 1471-1405 гг. до Р.Х. Шестьдесят шесть лет, лежащие между этими датами, включают время странствия евреев по пустыне (40 лет) и расхождение между предполагаемыми датами рождения Моисея: одни исследователи относят его рождение к 1551 г. до Р.Х., другие - к 1525 г.

По всей видимости, осознание острой необходимости в написании этой книги возникло (а возможно, только утвердилось) у Моисея после того, как, сойдя с горы Синай, о увидел языческую вакханалию в лагере ведомого им народа (см. Исх. 32).

Трудности истолкования

Трудности истолкования книги Бытие объясняются, с одной стороны, спецификой самой книги, представляющей синтез мировой истории и откровения Божия, с другой - многоплановостью изложения и своеобразием языка повествования, включающего емкие символические образы наряду с однозначно-конкретными понятиями, причем сам автор не поясняет и не разворачивает эти образы. Подобная черта не является характерной исключительно для книги Бытие, а выражает общий принцип изложения священных текстов в древности, который предусматривал фиксацию истины в форме, не искажающей саму истину, но требующей устного истолкования. Автор книги Бытие последовательно выдержал этот принцип и тем самым позволил последующим поколениям соотносить содержание книги с уровнем и своеобразием мышления своей эпохи.

Наглядно проиллюстрировать сказанное выше можно на примере образа змея (3,1). Христианская экзегетика отождествляет змея с сатаной, но для современников Моисея (тем более, для предшествующих поколений) самого понятия сатаны не существовало, а то, что стоит за словом "сатана", находило выражение в других символах и образах. Так, данные археологии позволили установить, что в эпоху неолита имелось общее для народов ностратической языковой группы (из которой вышли индоевропейские - иафетические, семитские и хамитские -языковые общности) представление о "боге" преисподней, т.е. божестве, обитающем в недрах земли. Этому божеству приписывалось обладание мудростью, оно владело всеми скрытыми в земле сокровищами и "заведовало" царством мертвых. Ему посвящались животные - главным образом пресмыкающиеся, т.е. такие, образ жизни которых (передвижение) был тесно связан с землей. К числу таких животных относились змеи. Кроме того, существовала традиция отождествлять это божество с посвященным ему животным, и название животного (или его образ) воспринималось как обозначение самого божества. Это божество никогда не мыслилось Творцом, поскольку само являлось сотворенным. Таким образом, Моисей избрал наиболее понятное для его современников обозначение той сущности, которую столетия спустя идентифицируют с сатаной.

Что же касается сложностей, якобы возникающих в связи с именами Божиими в гл. 1 (Элохим) и гл. 2 (Иегова), а также иными местами Писания, которые "противоречат" друг другу (напр., 1,28 и 2,22), то данные "проблемы" прекрасно прокомментировал иудейский философ и богослов Мошебен Маймон (Маймонид, 1135-1204 гг.), чьи труды оказали влияние на таких мыслителей, как Фома Аквинский и Спиноза: "Всякий раз, как в наших книгах встречается история, реальность коей кажется невозможной, повествование, которое противоречит... здравому смыслу, можно быть уверенным, что сия история содержит иносказание, скрывающее глубоко потаенную истину; и чем больше несоответствие буквы, тем глубже мудрость духа". Иными словами, читая Священное Писание, следует задаваться вопросом "почему?" ("для чего это сделано?"), а не "как?" ("как это возможно?"). На последний вопрос существует ответ, общий как для Ветхого, так и для Нового Заветов, - нет ничего невозможного для Бога.

Характерные особенности и темы

Поскольку о некоторых особенностях и основных темах книги Бытие в общем уже говорилось выше (см. Введение: Автор. Трудности истолкования), а более подробное толкование будет предложено непосредственно в комментариях к тексту, представляется целесообразным отметить лишь те моменты, которые используются негативной критикой для различного рода спекуляций. К подобным моментам относятся точки соприкосновения книги Бытие с древними литературными памятниками (в частности, "Поэмой о Гильгамеше", Шумер, III тыс. до Р.Х.).

Следует сразу заметить, что было бы куда более странным, если бы книга Бытие полностью выпала из истории человечества и его культуры. Моисей писал для людей, и Божественные откровения он излагал в контексте истории человечества, освещая ключевые моменты этой истории светом Божественной истины. В качестве примера обратимся к истории о Всемирном потопе, который не только является научно достоверной истиной, но и в художественно переосмысленной форме нашел свое отражение в литературных традициях практически всех народов. Если же вспомнить о культурно-языковой общности людей послепотопного периода, о которой говорит Библия (Быт. 11,1) и которая подтверждается данными лингвистики и археологии, то опять же в большей степени заслуживают внимания причины расхождения в изложении разными историками одного и того же факта, чем те моменты, где это расхождение отсутствует.

Совпадения же некоторых положений библейского учения о Боге и мире, изложенного в книге Бытие, с представлениями языческих народов не должны вызывать никаких проблем у человека, вдумчиво читающего Библию, поскольку книга Бытие целенаправленно и последовательно проводит мысль о Боге как Едином Источнике истинного знания и откровения. Более того, книга Бытие подчеркивает, что в лице Адама, Ноя и Мельхиседека человечество имело единое и общее для всех откровение Божие. Иной вопрос - насколько удалось людям сохранить это откровение в первозданном виде. Но, безусловно, даже самые переосмысленные и мифологизированные предания, искаженные извращенными религиозными представлениями, всегда сохраняют какие-то элементы первоначальной истины, подтверждением чему является тема грехопадения, которая в той или иной форме нашла свое отражение в мифах и сказаниях всего человечества. Книга Бытие содержит непосредственное откровение Божие, записанное человеком, это откровение получившим, т.е. между откровением и его письменной фиксацией лежит минимально короткий промежуток времени, что гарантирует достоверность откровения и его сохранность от искажений.

Следует помнить, что Библия является богодухновенным Писанием, требующим духовного отношения. О духовном подходе к Священному Писанию вообще и к книге Бытие в частности писал апостол Павел: "...это были образы для нас" (1 Кор. 10,6; см. также Гал. 4,22-31). Образная система книги Бытие часто не допускает однозначно буквального понимания текста и требует, чтобы духовное соотносили с духовным (1 Кор. 2,13). Главным образом имеется в виду "домостроительство тайны, сокрывавшейся от вечности в Боге, создавшем все Иисусом Христом" (Еф. 3,9). Книга Бытие содержит много прообразных пророчеств об Иисусе Христе - Искупителе, обещанном Богом всему человечеству. Толкование этих пророчеств требует глубокого осмысления символической системы Первой книги Моисея, тем более, что эта символика проходит через весь Ветхий Завет к Новому.